Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
02:04 

Спрут - не олень
Где пройдет олень, там пройдет и солдат. (с)
Предупреждение: данный набор слов не является фанфиком, а лишь описанием вчерашнего пожизневого вечера с некоторыми художественными допущениями/преувеличениями.

Вспомни, он же предал тебя.
(с)


Ричард Окделл, герцог Надорский, прибыл в ставку Проэмперадора Севера затемно. Солнце уже несколько часов как закатилось за горизонт, и никто не ждал гостей в такое время. Впрочем, его пропустили свободно. Даже верная собака маршала, рванувшись было к незнакомой фигуре, лишь обнюхала подставленную руку и пропустила посетителя в дом.
Постучавшись и ожидая ответа, Ричард погрузился в мысли, пытаясь понять, что привело его в это место.
Он помнил бергерскую таверну, вкус пива на губах, и чей-то тост "за Проэмперадора", подхваченный десятком глоток. Окделл выпил вместе со всеми, но тогда же к нему пришла решимость посмотреть маршалу в глаза и сообщить, как он его ненавидит.
И вот, Ричард уже несколько минут обивал ненавистный порог и вслушивался в происходящее за дверью. Которая не преминула резко распахнуться, чуть не задев герцогское лицо. Проем загородила высокая сильная фигура седого мужчины. Ричард чуть не выругался вслух: неужели он всерьез думал, что Проэмперадор лично открывает двери?

- Я к маршалу. - Окделл вздернул подбородок, смотря прямо и как можно ровнее в изучающие глаза.
Внутрь его пропустили без лишних слов, приняв верхнюю одежду.
Перед комнатой маршала Ричард остановился, собираясь с духом.
- Чего замер, входи. - знакомый голос выбил тщательно заготовленное самообладание.
Ричард вздохнул, переступил порог, уткнувшись взглядом в пол - куда угодно, лишь бы не видеть ненавистную фигуру. Скинул заплечный мешок у стола, достал из него бутылку вишневого вина. Звон - маршал придвинул бокалы. Ричард сосредоточился на длинных пальцах, все еще не смотря на...
Впрочем, маршалу это было и не нужно. Он занимался своими делами, и, похоже, совсем не замечал гостя - если бы не вино, разлитое на двоих.
Очередной вздох - и Ричард устроился на подлокотнике кресла рядом с письменным столом. Он не собирался узнавать ни государственные, ни личные тайны Проэмперадора, поэтому на стол и бумаги тоже не смотрел, гипнотизируя красную глубину бокала.
- Расскажи что-нибудь. - Ричард замер, пытаясь вспомнить хоть что-то, что могло бы заинтересовать маршала. На ум, как назло, ничего не приходило.

- Чем ты сейчас занят? - наводящий вопрос звучал настолько нейтрально и, казалось, даже немного заинтересованно, что Дикон вздрогнул и не выдержал. Он говорил о матушке, с которой не может больше жить, о сестрах и Надоре, о восстановлении экономики и нехватке денег, о холоде, захватившем мир, тело и душу.
А маршал смеялся над наивностью и глупостью, советовал выходы - и тотчас разрушал планы в прах. Но главное - он слушал. Внимательно, не перебивая, и лишь морщась, когда Окделл путался в словах, сбивался и пытался выражать мысли через невозможные конструкции.
Дикон не успел удивиться и осознать происходящее, когда его пальцы зарывались в золотистые волосы, массируя голову, или снимали одежду, чтобы лечь в постель. Он не прекращал говорить, хотя не воспроизвел бы в последствии ни слова из сказанного собой, и уж тем более не взялся бы пересказать ответы маршала. И только когда поток жалоб схлынул, Дикон резко замолчал, вспомнив, ради чего явился в ставку Проэмперадора. Он перевернулся, приподнимаясь на локтях.
- Эр Лионель, а... Я вас ненавижу? - с губ сорвался неуверенный шепот, и Дик закончил еще тише. - Или люблю?
- Смотря что понимать под любовью. - голос Савиньяка привычно-насмешлив. - Только ты сам для себя решить должен.
- Я вас ревную. Ко всему. Вообще.
Ответный смех маршала обижал и ранил открытую настежь душу. Окделл повернулся спиной, глубже кутаясь в одеяло.
Сильная хватка придавила к постели, лишила возможности двигаться. Шеи под волосами коснулись чужие губы - правда, морок? - и сон окутал, отгоняя мысли, подчинившись приказу маршала.
- Спокойной ночи.

***
Разбудил его мокрый холодный нос, ткнувшийся в свесившуюся с кровати руку. За окном занимался солнечный рассвет, а собака маршала, верно просторожив всю ночь у постели, хотела гулять. Ричард, со вздохом выбравшись из-под теплого одеяла, прошлепал босыми ногами до двери, выпуская зверя, вернулся, и замер возле кровати. Сквозняк холодил разморенное тело, но спать не хотелось.
Дик мог бы одеться и уйти, дел достаточно, чтобы найти себе занятие, но как бы это выглядело для Лионеля? Глупый мальчишка снова сбежал? Нет.
Ричард потряс головой и заполз обратно под одеяло.
- Обними меня. - тихая команда, как будто Савиньяк и не спал. Он лежал спиной, и не заглянуть в глаза, выискивая ответ - да и нужен ли этот ответ? - и Ричард перекинул руку через бок, прижался к горячей спине и вдохнул привычный запах волос.
- И все-таки я тебя люблю.

На некоторые вопросы ответы можно получить только самостоятельно.

@темы: дуракам закон не писан, Ричард Окделл, Лионель Савиньяк

URL
Комментарии
2014-02-26 в 15:22 

Vereeka
Песку в глаза, доской по голове и до свидания.
Чудесно. спасибо огромное

2014-02-26 в 23:09 

Спрут - не олень
Где пройдет олень, там пройдет и солдат. (с)
Неожиданно.)
Можно уточнить - за что именно спасибо?

URL
2014-02-26 в 23:24 

Спрут - не олень
Где пройдет олень, там пройдет и солдат. (с)
О, осознала, забыла написать, что не в Обзоры.%)

URL
2014-02-26 в 23:41 

Vereeka
Песку в глаза, доской по голове и до свидания.
Спрут - не олень, спасибо за замечательный нефанфик)

   

В преддверии Излома

главная